В начало >> Искусство

Знамя нашей жизни


Автор: Жаухар Аппаева

Искусство С Кайсыном Кулиевым Измаил Рахаев был знаком с 1935 года, со времени совместной учебы в ГИТИСе. Их дружба длилась до самой смерти поэта. Связывали обоих деятелей культуры не только личные взаимоотношения. Порой приходилось решать проблемы, бывшие, прямо скажем, судьбоносными для двух родственных народов - карачаевцев и балкарцев. Так, в 1956 году Измаил Рахаев, Кайсын Кулиев и Сафар Макитов подготовили к печати первые за годы тринадцатилетнего изгнания сборники произведений карачаевских и балкарских поэтов и прозаиков.
Высланные, как значилось в официальных документах 40-х годов, «навечно» из родных мест в Среднюю Азию и Казахстан, оба народа были не только лишены земли предков. Под запретом оказалась и их культура, в частности, литература. Такое положение депортированных народов продолжалось до известного XX съезда КПСС, осудившего культ личности Сталина. В 1956 году началась так называемая хрущевская оттепель, а вместе с ней были сделаны некоторые послабления в отношении спецпереселенцев. Основываясь на официальном указании первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева, руководство ЦК Компартии Киргизской ССР приняло постановление об издании художественных произведений ссыльных писателей. Темпы подготовки к выпуску сборников, как это всегда было характерно для советских властей, форсировались. Необходимо было в кратчайшие сроки собрать нужный материал для печати.
Подготовку сборников на балкарском и карачаевском языках возложили на Измаила Рахаева (в то время он работал начальником отдела культурно-просветительных учреждений министерства культуры Киргизской ССР и одновременно был директором научно-методического центра по культпросветработе и народному творчеству), Кайсына Кулиева, консультанта Союза писателей Киргизии, и Сафара Макитова. Выбор пал на них не случайно. Все трое были знатоками менталитета балкарцев и карачаевцев, их культуры и истории. Они прекрасно знали все тонкости и специфику балкарского и карачаевского языков, что помогло им при редактировании произведений их коллег.
Сроки были очень сжатыми, и поэтому они начали наводить справки о местонахождении писателей, ставших известными еще на родине, в Кабардино-Балкарии и Карачае, только что заявивших о себе карачаевских и балкарских литераторах, которых судьба разбросала по бескрайним просторам Казахстана и Средней Азии. Работа оказалась очень сложной. Не все авторы смогли доставить свои творения лично. Большинство материалов отправляли по почте или передавали через знакомых, ехавших по делам во Фрунзе.
Выполняя поручение, К. Кулиев, И. Рахаев и С. Макитов находились в тесном контакте. Если не удавалось встретиться, о состоянии дел информировали друг друга записками. Одна из них по счастливой случайности сохранилась у Измаила Ибрагимовича. Она воскрешает обстановку тех дней, помогает почувствовать, насколько ответственно относился Кулиев к порученному ему делу, наконец, позволяет ощутить его заботу о творческом росте своих собратьев по перу.
«Дорогой Измаил! - пишет в записке Рахаеву Кайсын Кулиев. - Собери все, что найдешь нужным, пусть количество вещей не смущает тебя. Я постараюсь договориться об этом. Побольше надо, на мой глаз, дать современных вещей. Исса (речь идет о поэте Иссе Боташеве. - Ж. А.) везет тебе свои, Керима (Отарова - Ж. А.) и мои вещи. Жаль, что не сообщили Берту Гуртуеву. Тщательным редактированием займемся, когда весь необходимый материал будет собран. Редактирование не задержит дело. Чем тематика произведений будет разнообразнее, тем лучше. К Иссе не придирайся. Как молодой поэт он написал нужные вещи. Надо ему помогать, учить его ремеслу стихотворца, чтобы он рос постепенно и мог постоянно принимать участие в этих и прочих наших сборниках. Я прошу тебя учесть это...
Твой покорный слуга Кайсын Кулиев».
Записка датирована 5 мая 1956 года.
Вскоре в свет вышло пять сборников карачаевских и балкарских авторов, один из которых получил название «Знамя нашей жизни» (слова из стихотворения Кайсына Кулиева). В них вошли произведения Кязима Мечиева, Керима Отарова, Иссы Боташева, Танзили Зумакуловой, Сафара Макитова, Максима Геттуева, Берта Гуртуева, Халимат Байрамуковой, Адильгерия Соттаева, Османа Хубиева, Даура Байкулова, Саида Шахмурзаева, расстрелянного немцами Азрета Будаева...
Не все произведения были равноценны, не все достигли уровня художественности, но выход в свет сборников на балкарском и карачаевском языках стал свидетельством того, что литература, обреченная молчать, не погибла, и если не смогла продемонстрировать свою мощь, то, по крайней мере, явила волю к жизни.
Источник статьи: http://good-article.ru

Вы можете оценить данную статью:

Подобные статьи
Фотограф на свадьбу
Как правильно написать стих любимой
Дорога в шоу-бизнес
Так что же такое искусство? Его виды и проявления.
Духовная энергия поэтического слова
Вспоминая. Сотворил собственный мир
Мухадин Кишев: «Самое лучшее - ни на кого не оглядываться»
Интернет- доступность шедевров голландских живописцев
Жизнь приобретает новый смысл в фотокниге
Колин России – азербайджанский фотограф, влюбленный в Баку






Рейтинг@Mail.ru